Последние из крупных открытий

posled

Многочисленные экспедиции, работавшие на территории нашей страны в советское время, занимались в основном уточнением ранее составленных карт. Топографы и геодезисты стали использовать более точные угломерные приборы. Широкое применение радио позволило принимать сигналы времени, что существенно повысило точность определения географических координат, в особенности долготы. Особенно сильно расширило возможности картографов применение аэрофотосъемки.

В то же время на территории страны оставались обширные области, по размерам превосходившие площади крупных европейских государств, где существовавшие карты имели мало сходства с действительностью, а порой даже ей противоречили. Наиболее крупные районы географического неведения к концу первой четверти XX в. сохранялись на северо-востоке Советского Союза. К востоку от Лены и Алдана почти на три тысячи километров простирается обширная горная страна, прорезанная речными системами Яны, Индигирки, Колымы и Анадыря. На картах того времени более или менее точно изображались только низовья этих крупнейших рек региона, а верховья и менее крупные речные системы оставались большей частью совершенно неизвестными. Во многом неверной оставалась и карта рельефа этих территорий. Такое положение объяснялось большой удаленностью от научных центров, исключительно малой населенностью, абсолютным бездорожьем и суровостью климата. Именно в этом районе оказался полюс холода северного полушария и самая низкая плотность населения (менее 1 человека на 100 квадратных километров). В таком крупном “городе”, как Верхоянск, в 1925 г. проживало около 500 человек, при этом значительную долю населения составляли ссыльнопоселенцы.

Землепроходцы XVII века и путешественники более позднего времени неоднократно пересекали это неисследованное пространство Сибири, но почти все их маршруты проходили по течению крупных рек. Это привело к тому, что обширные районы междуречий остались совершенно неизвестными. Сведения о них, составленные по расспросным данным, были противоречивы и далеки от истины. В 1891 году Императорская Академия наук командировала для исследования Верхоянско-Колымского края известного геолога и географа Ивана Дементьевича Черского. Во время зимовки в Верхнеколымске И.Д. Черский тяжело заболел, в летнем маршруте 1892 года он окончательно подорвал здоровье и скончался во время сплава по Колыме, до последнего дня продолжая вести визуальную съемку берегов реки. Подходящей замены ему не нашлось, и исследование прервалось в самом начале.

Возобновил и продолжил работы И.Д. Черского по выявлению основных элементов орографии междуречья Индигирки и Яны геолог Сергей Владимирович Обручев. В июне 1926 года его отряд вышел из Якутска и направился на восток, к долине Индигирки. При пересечении Верхоянского хребта было установлено, что он состоит из четырех горных гряд, а не одной, как считалось ранее.

Во время сплава по верхнему течению Индигирки С.В. Обручев скоро заметил, что местность не соответствует картам, на которых правобережье реки изображалось плоским и низменным. Фактически же порожистое русло реки располагалось в узкой и глубокой горной долине, прорезавшей громадный горный массив. В честь погибшего первоисследователя этих мест СВ. Обручев назвал массив хребтом Черского. После уточнений, сделанных самим СВ. Обручевым, а также Ю.А. Билибиным, В.Д. Бусиком, А.П. Васьковским и другими в 1927-33 годах, выяснилось, что хребет Черского является крупнейшим горным районом Северо-Восточной Сибири. Эта гигантская горная страна протянулась от низовий Яны почти до Охотского моря. В системе хребта Черского был обнаружен горно-ледниковый Буордахский массив с высочайшей вершиной всей Северо-Восточной Азии – горой Победа, высотой 3147 метров. Открытие хребта Черского стало крупнейшим географическим открытием, а сам хребет оказался последним столь крупным горным районом, открытым на Земле.

В1932-33 годах С.В. Обручев осуществил экспедицию на территории Чукотского и Корякского национальных округов, к тому времени остававшихся почти неизученными. Чтобы составить карту для площади около 700 тысяч квадратных километров за один-два коротких летних сезона, С.В. Обручев предложил применить разработанный им вместе с геодезистом К. С. Салищевым метод самолетной маршрутно-визуальной съемки. Надо вспомнить, что никаких аэродромов на Дальнем Востоке в те годы не существовало. По словам самого начальника экспедиции: “Условия полетов на северо-востоке исключительно тяжелы, и немногочисленные опыты перелетов вдоль берегов Охотского, Берингова и Полярного морей были в большинстве неудачны”.

Было решено использовать гидросамолеты, способные взлетать с воды и садиться на воду. Для нужд экспедиции в 1932 году была предоставлена летающая лодка “Дорнье-Валь” с большим радиусом действия, а для полетов 1933 года – поплавковая 3-моторная машина Юнкерса “ЮГ – 1 гидро”. Полеты над необжитыми горными районами практически без карт, так как достоверную карту как раз и предстояло составить, были сопряжены с огромным риском, требовали неподдельного мужества и смелости, граничивших с героизмом. Их удалось совершить только благодаря искусству замечательных летчиков – А. Петрова, Г. Страубе и Ф. Куканова.

Первое открытие произошло еще на подлете к району основных работ. Выяснилось, что хребты Камчатки отделены от материковой горной системы небольшим низменным разрывом. Затем был обнаружен и нанесен на карту хребет, которого на старых картах не существовало. Он получил название
Корякского. Во время полета к острову Врангеля была составлена уточненная карта его восточной части.

Главные результаты летной экспедиции С. В. Обручева были получены в 1933 году. Тогда удалось сделать 11 полетов и за 67 часов летного времени заснять огромную территорию, расположенную к востоку от 168-го восточного меридиана. В результате этих съемок на картах появились хребты: Чукотский (Анадырский), Северный и Южный Анюйские, Гыдан и Анадырское плоскогорье.

Результаты экспедиций СВ. Обручева – одни из наиболее значительных и ярких, но это лишь малая часть того, что было получено в итоге деятельности тысяч советских географов, геодезистов и топографов. Их труд, в большинстве безымянный, позволил по крупицам создать Гипсометрическую карту Советского Союза, большую серию стенных общегеографических карт для высших учебных заведений, Атлас СССР, атласы отдельных республик и административных областей. Эти замечательные произведения географической науки достойно завершили многовековую эпоху географического открытия России.

Живописная Россия

Комментарии закрыты.