Первая кругосветка. Алексей Воров

vorov01

Почти 500 лет назад Христофор Колумб решился на смелый эксперимент – достичь Индии с обратной стороны, возможно, круглой Земли. Не имея гарантии на успех, он все же пустился в путь. “Мы решились на эксперимент совершенно другого рода, – говорит Алексей Воров, – обойти вокруг света, не имея собственных транспортных средств и полагаясь на одно из лучших человеческих качеств – бескорыстную поддержку путника в пути, – как наш великий предшественник полагался на волю ветра и волн”.

Основными идеями “АвтоКолумба” были следующие. Человеческая жизнь коротка, и каждый вправе успеть увидеть нашу небольшую планету собственными глазами. “АвтоКолумб” – акция за свободу путешествий, она же призвана морально поддержать тех, кто лишен этой свободы по политическим или иным причинам. Одновременно она является лучшим методом непосредственного сближения людей: узнав друг друга лично, люди не станут бояться или ненавидеть чужестранца.

Участники экспедиции должны были двигаться исключительно на попутном транспорте или пешком. Никакой рейсовый транспорт использовать было нельзя. За несколько недель до старта бюджет экспедиции составлял 33 доллара на четверых! На момент старта он достиг суммы 1100 долларов. 17 февраля 1992 года экспедиция стартовала из Петербурга.

В районе Уфы ее ждали снежные заносы. На шестой день достигли Красноярска. Потом был Западный БАМ, а в Якутии навалились пятидесятиградусные морозы. “Мы не спеша дичали, – вспоминает Алексей. – Кусок мороженой оленины, наспех поструганной и посоленной, все чаще служил обедом. ЗаУсть-Нерой дороги окончательно исчезли. Остался лишь зимник -тоненькая ниточка, заметенная снегом, на которой раз в несколько суток может появиться машина. Перевалив хребет Черского, спустились на лед Колымы. Мы день за днем пробивались к Чукотке, пока, наконец, не влетели на лед Чаунской губы. Перед нами был Северный Ледовитый океан. В заливе Креста путь по земле был закончен. А через три дня пилот геологического вертолета мастерски посадил свой “МИ-8″ на автобусной остановке Бухты Провидения – последней точке России на нашем пути”.

На Аляску перелетели на самолете, потом опять на самолете добрались до ближайшего городка, где начиналась дорога. Путь шел по джеклондоновским местам – провинция Юкон, Канада. На третий месяц пути, в Канаде, случилось знаменательное событие: путешественники впервые с момента старта ночевали в палатке. Дело в том, что от старта до Красноярска и от Красноярска до Якутска они двигались по 24 часа в сутки, а позже, на Севере, почти всегда оказывались к ночи у какого-нибудь жилья, – а в тех краях категорически не принято оставлять человека ночью на морозе.

До конца мая удалось преодолеть США. Впечатление от страны осталось самое благоприятное. “Никогда теперь не найдется тот подлец – в погонах ли, в штатском ли, – говорит Воров, – который заставит меня стрелять в американцев. А их – в нас. И для этого мы ехали, замерзали по зимникам и топили таежные избушки, чтоб по своему нелегкому пути, а не в комфортабельных лайнерах, прийти и открыть Америку. Прийти и сказать этим людям, что мы все – единое целое, что бояться друг друга – бред, что лишь зная друг друга, мы сможем жить без страха”.

В конце весны экспедиция добралась до Мексики. В Мехико решили посетить российское посольство. Встреча была не просто холодной – она была ледяной. Безо всяких оснований посол устроил зверский нагоняй всем, кто общался с путешественниками и собирался помочь, а затем приказал офицеру безопасности не впускать “посторонних” на территорию посольства.

В Мексике движение застопорилось, поскольку консульство Гватемалы долго не давало ответ по поводу визы. Подходили к концу запасы продуктов. От голода спасал лишь дешевый мексиканский хлеб. Пришлось снизить расходы до 50 центов на человека в сутки. Наконец, от гватемальцев пришел ответ – не пущать! Пришлось добираться до юго-востока Мексики, но попытка уплыть в Центральную Америку, минуя Гватемалу, с каким-либо грузовым судном провалилась: кораблей в нужном направлении не было.

Было решено обходить Гватемалу через Белиз. “На визе Белиза, которую нам поставили в паспорта, герб, на нем начертано слово “свобода”, – вспоминает Алексей. – Это внушало надежду. Но иммиграционный офицер на въезде отказался впускать нас: мы недостаточно богаты. После четырех часов перепалки он дал нам… 24 часа, и мы въехали в страну. Бросилась в глаза ужасающая грязь, неряшливость. Какие-то женщины ловили нас за рукав и, ухмыляясь, предлагали себя за бутылку кока-колы. Всюду были толпы наглых попрошаек и висящая в воздухе атмосфера злобы и разложения”.
Увы, Белиз оказался тупиком. До Гондураса, минуя Гватемалу, добраться не удалось. Продлить белизскую визу – тоже. Местные власти пригрозили тюрьмой, если путешественники не уберутся из страны в ближайшее время. Мексиканский консул отказал нам в приеме – Мексика стала недоступной, и ловушка захлопнулась! Помогли американские друзья – купили билеты на самолет.

В феврале 1993 года, спустя год с момента старта, в Вашингтоне удалось получить визу в Гватемалу, и все началось сначала. В Мексике по-прежнему был запах сухой пыли и хаос мелких дорожек. Пересекая гватемальскую границу, путешественники словно ступили на поверхность Марса. “В Гондурасе в странном городе Тегусигальпе идем по колено в мусоре, – вспоминает Воров. – Кто-то кого-то режет. Кто-то бежит мимо окровавленный. Навстречу – демонстрация. Колонны детей с унылыми лицами нестройным хором славят какую-то хунту. Детей конвоируют взрослые”.

В Манагуа – столице Никарагуа – по ночам порой была слышна стрельба. Это не вызывало чувства тревоги – просто кому-то стало скучно, а страна переполнена оружием. Словно во сне пролетела Коста-Рика. На юге Панамы возник тупик – дороги дальше не было, впереди только джунгли и болота. Пришлось воспользоваться самолетом: два часа – и путешественники в Колумбии. Потом – Эквадор, ледяные горы Перу, Боливия и Аргентина.

С южной оконечности Аргентины переправиться в Африку не удалось -судов в этом направлении не было в принципе. Экспедиция взяла курс на Европу, а потом на Россию. Последние километры Воров проехал за решеткой в милицейском УАЗике. Кругосветка завершилась 23 июля 1993 года в Петербурге. По дорогам мира автостопщики наколесили 83.000 километров.

Живописная Россия

Комментарии закрыты.