Амур и Приморье. Проблема Сахалина

sahalin

В первой половине XIX в. вопрос о Сахалине и устье Амура оказался одним из самых запутанных в отечественной и мировой географии. О существовании большой земли в море к востоку от устья Амура русским стало известно еще в середине XVII в. Граница русских владений в Америке походов Василия Пояркова и Петра Бекетова. Первая карта восточных берегов Сахалина, хотя и далекая от совершенства, была составлена по съемкам Алексея Шельтинга, выполненным в августе 1742 г. Позднее, на русских картах 1755, 1763 и 1802 гг., Амур везде показан впадающим в пролив, отделяющий остров Сахалин от материка.

В июле 1787 г. французская кругосветная экспедиция Ж. Ф. Лаперуза при попытке пройти из Японского моря на север между материком и Сахалином обнаружила мели, опасные для дальнейшего плавания, примерно на 52-й северной параллели. Лаперуз предположил, что между Сахалином и материком существует низменный перешеек, и приказал повернуть назад. В 1796г. англичанину. Р. Броутон также не смог пройти в Охотское море из Японского, после чего на европейских картах Сахалин стали изображать полуостровом.

Amur

Между тем для России решение проблемы Сахалина и устья Амура имело большое значение, т. к. влекло за собой то или иное продолжение внешней политики на Дальнем Востоке. В августе 1805 г. съемку берегов Сахалина проводил И. Ф. Крузенштерн на шлюпе “Надежда”. Следуя из Охотского моря на юг, он обнаружил отмели у входа в Амурский лиман и, опасаясь посадить корабль на мель, приказал повернуть на обратный курс. Никто не видел перешейка между островом и материком, но Крузенштерн записал, что Сахалин “есть полуостров, а не остров.

В середине XIX в. вопрос об Амуре и Сахалине приобрел в России государственное значение. В дальневосточных водах все чаще стали появляться иностранные корабли, огромные пространства “ничейных” земель легко могли стать чьей-нибудь колонией. В 1846 г. в Амурский лиман специально для промера глубин был послан бриг Российско-Американской компании “Константин”.

Его командир A.M. Гаврилов по возвращении из плавания представил карту, на которой были показаны мели, тянувшиеся поперек пролива. Результаты этой экспедиции в Петербурге докладывались непосредственно императору как дело государственной важности. Услышав вывод о недоступности устья Амура для морских судов, Николай I наложил резолюцию: “Весьма сожалею. Вопрос об Амуре, как реке бесполезной, оставить…”. Подлинное решение проблемы Амура и Сахалина стало делом жизни молодого офицера Балтийского флота Геннадия Ивановича Невельского. Один из образованнейших офицеров своего времени, он долго и тщательно изучал запутанный вопрос об Амуре и не мог поверить в то, что такая полноводная река теряется в песках. Выяснить истину могла только специальная экспедиция, но рассчитывать на ее снаряжение после решения императора было невозможно.

Стремясь во что бы то ни стало попасть в интересующий его район, капитан-лейтенант Невельской в 1848 г. добился назначения командиром военного транспорта “Байкал”, направлявшегося из Кронштадта на Дальний Восток с грузами для Камчатки. Кроме доставки груза, ему было разрешено попутно провести гидрографические работы в Амурском лимане.

Летом 1849 г. после кропотливых промерных работ на месте мифического перешейка был обнаружен пролив шириной более семи километров, с наименьшими глубинами свыше девяти метров. В то же время был найден достаточно глубокий для морских судов проход в устье Амура через устьевой бар. Географическая загадка получила, наконец, свое разрешение: Сахалин – остров, вход в Амур возможен для морских судов с севера и с юга.

Попутно выяснилось, что никаких китайских пограничных постов на нижнем Амуре никогда не было, и местное население никогда не платило дани китайцам. Не дожидаясь распоряжения властей, Невельской в июне 1850 г. заложил в низовье Амура русский военный пост Николаевский (впоследствии город Николаевск-на-Амуре) и поднял там русский флаг. Местным жителям было объявлено, что они становятся подданными Российской империи. Самовольные действия такого рода в пограничном районе грозили Невельскому разжалованием в матросы, но неожиданно он получил одобрение и поддержку генерал-губернатора Восточной Сибири Н.Н. Муравьева.

Император, узнав о причинах решительного поступка Невельского, назвал его действия “молодецкими”, наградил орденом Владимира 4-й степени и произнес историческую фразу: “Где раз поднят русский флаг, он уже спускаться не может”. Открытия Невельского коренным образом изменили политику России на Дальнем Востоке. Для проведения дальнейших исследований была создана Амурская экспедиция во главе с капитаном 1-го ранга Невельским.

primor

Исключительная важность и своевременность открытий Невельского были осознаны в полной мере в 1853 г., когда возникла угроза разрыва отношений с Англией и Францией, а особенный резонанс вызвало сообщение о снаряжении двух американских военных эскадр для установления дипломатических отношений с Японией и проведения исследовательских работ в дальневосточных водах. Амурская экспедиция обследовала все нижнее течение Амура, на берегах которого в 1856 г. был основан военный пост Усть-Зейский (сегодня – Благовещенск), а в 1858 г. положено начало будущему Хабаровску. При составлении описи западного берега Татарского пролива была открыта Императорская (ныне Советская)гавань -одна из самых удобных гаваней в мире, где также был основан русский военный пост. Получив долгожданное официальное распоряжение, Невельской приступил к занятию острова Сахалин и описи его западных побережий. Осенью 1853 г. он основал на острове в заливе Анива русский военный пост Муравьевский, впоследствии превратившийся в город и порт Корсаков.

Итогом подвижнической деятельности Невельского стало подписание Айгунского (1858 г.) и Пекинского (1860 г.) трактатов с Китаем, по которым к России отошло все левобережье Амура и правобережье р. Уссури. В 1860 г. в удобной и красивой бухте Золотой Рог был заложен поселок, давший начало городу и порту Владивостоку. Географическая наука обязана Невельскому-исследователю доказательством островного положения Сахалина и судоходности устья Амура. Россия обязана Невельскому – гражданину и патриоту – тем, что смогла бескровно, без единого выстрела, только дипломатическим путем присоединить обширные территории Приамурья, Приморья и Сахалина и добиться их официального признания за собой.

Первую экспедицию в целях изучения природы Приморского края осуществил в 1867 – 1869 гг. выпускник Академии Генерального штаба Николай Михайлович Пржевальский. За два с половиной года он обследовал бассейн реки Уссури, прибрежные районы озера Ханка и северные берега Японского моря, выполнив маршрутную съемку на протяжении 1500 км. В итоге с ничтожными средствами он произвел первое комплексное физико-географическое исследование огромной и до того времени совершенно не известной научному миру территории.

Живописная Россия

Комментарии закрыты.